1 Сентября 2016 00:55

Мы - не грибы, грибы - не мы! Они куда умнее и хитрее, чем все думали. (ВИДЕО)

Грибы — не то, чем они кажутся. А ведь после того, как ты поел грибов, казаться может все, что угодно. Ты в курсе, что гриб — почти разумное животное?

С грибами все не так просто и однозначно. Официально - они и не животные, и не растения. И чтобы их хоть куда-то приткнуть ученые зоологи-ботаники придумали для них особую нишу, даже целое царство - микологию.

Так что вегетарианцы, пожирающие грибы - плохо начитанные люди. Последние исследования показывают, что в некотором смысле грибы обладают разумом, особым... грибным разумом.

Так кто же они такие? Эти грибочки?

По мнению биологов, именно грибы являются прародителями всего живого на Земле. Грибы окружают нас повсюду: и в этой и в загробной жизни. При жизни споры грибов живут внутри нас: в мозгу, в крови, в кишечнике. После - они съедят нашу тленную оболочку.

Грибницы пронизывают всю землю триллионами километров своих нитей. Грибы отвечают за массу процессов, происходящих в природе, но их служба "на первый взгляд как будто не видна".

Кто же они вообще такие?

Грибы, как и животные, питаются веществами, выработанными животными. Биохимия гриба тоже ближе к животной.

Самая любопытная новость заключается в том, что мицелий (грибница) может проявлять то, что условно можно счесть разумностью. Доказано, что мицелий умеет планировать, собирать и использовать информацию, понимает свое местоположение в пространстве и передает эту информацию своим потомкам — частям грибниц, отделившимся от материнской сети.

Доказал это профессор Университета Хоккайдо Тосиюки Накагаки, который в 2008 году опубликовал в журнале Nature результаты своего эксперимента.

Профессор «обучал» мицелий желтого плесневого гриба искать в лабиринте сахар, который эти грибы очень любят.

В связи с отсутствием ног, чтобы добраться до лакомства ниточке-мицелию пришлось расти. Унюхав его, мицелий моментально попер в нужную сторону. Через несколько часов, легко справившись с лабиринтом, грибница уже вовсю лопала добычу.

Профессор почесался, подумал и повторил.

Во второй заход японец положил у входа в такой же лабиринт кусочек прошлой грибницы. Дальнейшие события совсем озадачили жителя Токио.

Грибница разделилась на две нити: одна прямиком направилась к сахару проторенным в прошлый раз путем и прибыла в пункт назначения через час. Но там ее уже ждали. Вторая нить "пошла своим путем", решив, что лабиринт - это для слабаков, она влезла на потолок и по прямой достигла цели, блаженно свесившись прямо на лакомство.

Ни одна дрессированная лабораторная животина не демонстрировала такой блестящей находчивости. Даже не каждый человек способен запомнить с одного раза лабиринт такой сложности.

После этого Тосиюки еще долго экспериментировал с грибами, и вершиной их совместной деятельности стала «грибная схема железнодорожного сообщения Японии». Разложив на карте Японии в местах крупных городов кусочки сахара, ученый вскоре имел экономичный маршрут, во многом превосходящий по своей эффективности реально существующий.

Если рассматривать грибницу как аналог мозга, проводящего простейшие сигналы по клеткам, создавая "мышление", то можно объяснить ее разумность.

У высших грибов существуют даже органы чувств. Собственно, эти органы мы и называем грибами. А если строго по-научному, то, то что мы жарим-парим-варим-собираем - это всего лишь наросты на грибнице, перископы-скауты. Грибница выбрасывает их наружу для решения своих грибных проблем.

Какие могут быть проблемы у гриба? Ну, например, узнать про погоду, приманить насекомое и отравить, чтобы трупик стал более питательным, размножиться - выбросить споры в воздух...или просто потусоваться. Версий может быть миллион, т.к. еще никому не удалось точно определить все функции грибов-наростов.

А стало быть, грибы для нас - темный лес. И управлять ими человечество еще не в силах. Если бы мы научились полноценно сотрудничать с ними, страшно представить, какая фантастическая биоцивилизация нас бы окружала: сморчковые компьютеры, сыроежки-космонавты и венец цивилизации - «человек — гриб».

Бывает, конечно, и грибы-паразиты, заселяющиеся в тело жертвы и поедая его изнутри. Болезни, вызванные грибами, называются "микозы". У человека грибы любят селиться там, где темно и влажно - в кишечнике, на половых органах, во рту, в бронхах, в подмышках. Если иммунитет слаб, то маленькая грибная цивилизация в худшем случае приведет к летальному исходу.

Впрочем, по большому счету, грибы дружественно настроенная нация и предпочитают взаимовыгодный симбиоз незаконному захвату.

Например, лишайники - это симбиоз грибов и некоторых водорослей. Всем очень удобно: водоросль живет в грибе, защищенная им от солнца, сухости, неприятных кислот в почве; гриб же получает от водоросли питание, которое она вырабатывает путем фотосинтеза.

В политическом арсенале грибов имеются еще и микоризы - долгосрочные деловые соглашения с растениями. Суть такова: грибница подползает к корню дерева, засовывает в него отростки-гифы и поглощает продукт фотосинтеза. Дерево не против - оно получает взамен влагу и элементы, которые гриб умеет извлекать из почвы, например фтор. Отсюда и названия некоторых грибов: подосиновики, подберезовики, боровики.

Немного о тех, кого знают "в лицо". Дрожжевые и плесневые грибы активно участвуют и в продовольственной программе человека и в медицине. Начиная от виртуозного умения портит сыр, заканчивая спасением человечества от вымирания, они участвуют и в создании антибиотиков и митотоксинов - веществ, помогающих бороться с грибковыми заболеваниями.

И придумано это все, заметьте, не человеком - грибами!

Открытий предстоит масса, ведь мы знаем о них чуть больше, чем совсем ничего. Мы даже не знаем их точное количество (похоже, около полутора миллионов).

То и дело из мира науки приходят странные сообщения о том, что «такой-то плесневый грибок 3 раза разложил в лабораторном опыте пластиковый образец на соль и воду, а потом категорически отказался это снова проделывать. То «неожиданно гриб мутировал, и мы затрудняемся определить, к какому виду он теперь принадлежит».

Но! Некоторые виды взаимодействия грибов с другими существами могут вызвать страх.

Например, очень нехорошие вещи вытворяет с муравьями-древоточцами гриб кордицепс однобокий.

Вообще-то некоторые виды муравьев даже разводят у себя целые грибные плантации. Но кордицепс однобокий - случай серьезный. Спора этого гриба попадает по воздуху в мозг муравья, приживается на нервном пучке и начинает управлять его поведением, посылая биохимические сигналы. Муравей, превращенный в зомби, бросает все свои дела, лезет на высокое дерево, цепляется за крепкий лист и висит, пока не сдохнет. Из разлагающегося трупика, питаясь им, растет длинная палочка с шишечкой на конце — кордицепс однобокий.

То, что грибы могут управлять поведением животных, – дурная новость. А что если, при плохом настроении, новая мутация кордицепсов решит, что муравей — это слишком мелко? И решит поработить человечество? Гораздо веселее управлять разумом, эмоциями, машинами, сексом, чем болтаться в лесу на высоком стволе. А вдруг они делают это уже сейчас? И мы - уже не мы, а разумные грибы?

С другой стороны, какая тогда разница?

Впрочем, вполне по доброй воле с помощью грибов люди издавна сами изменяли свою реальность волшебным образом.

Например, эвенки веселились, скармливая своим оленям мухоморы, а потом пуская по кругу ковшик с оленьей мочой. Если хоровод галлюцинаций завершался слишком рано, тогда по кругу шла уже кружка с собственной мочой: токсичный мухоморный галлюциноген мускаридин прекрасно функционирует и при вторичной перегонке. Шанс скопытиться в этой сказке выпадал на долю оленя.

В качестве основного источника бреда древние индийцы варили из грибочков божественную «сому». Грибы рода псилоцибе и коноцибе потребляли и в Африке, и в Северной Европе. Инки, ацтеки и майя учинили у себя культ волшебного гриба. Сакральные тексты о загробном мире у мезоамериканцев — это подробно записанный бред, вызванный грибным отравлением жреца-сказителя, куда логика и не заглядывала.

Рассказ о том, как каждый свежий покойник первым делом должен вскрыть себе мошонку, запихать в нее папайю, сесть на маленькую красную собачку и поплыть по разноцветной реке между говорящими рыбами с человеческими лицами, — это уникальное мистическое откровение, аналогов которому в мировой культуре практически нет.

Грибную вакханалию на планете прекратил виноград. Опьянение, вызываемое вином, было несравненно приятнее, а его последствия куда менее опасными для жизни и здоровья.

И только в ХХ веке работа химиков, психиатров и прочих исследователей действительности, синтез ЛСД и интерес к опытам со всевозможной психоделией снова превратили наших маленьких друзей с серыми и красными шляпками в массовый объект нездорового пристрастия.

На сегодняшний день употребление и распространение «волшебных грибов» запрещено практически во всем мире.

Дольше всех держала бастион Великобритания, но в 2005 году сдалась. Нидерланды сейчас окончательно замуровывают дырки в своем антигрибном законодательстве.

Но борьба с грибами осложняется тем, что псилоцибе растут где хотят, не нуждаются в особой обработке, не полыхают за много километров маковым цветом, и не нуждаются в хорошем освещении, как конопля.

Поэтому для правоохранительных органов - это большая головная боль.

Так что и тут с грибами все очень и очень непросто.