8 Сентября 2016 02:47

О чем умолчал Перро? Красавица проспала изнасилование, роды и поцелуй.

…И если мрак пещеры
Сумел ты победить,
Служенью КОРОЛЕВЕ
Посвящаешь жизнь...

Рассказывать о классических сказках Шарля Перро, с одной стороны, дело благодарное, ибо не найдется человека, который в детстве не слышал их от родителей. Вот только этот Перро будет не "оригинальным".

Для начала уточним, что летаргическая сказка "Спящая красавица" названа у Перро несколько по-другому – "Красавица в спящем лесу" – что, согласитесь, создает другую атмосферу для восприятия. 

Далее, большинство пересказов сказки обрывается на моменте пробуждения и свадьбе, в то время как в оригинале влюбленной паре предстоит еще нелегкое испытание в виде свекрови-людоедки, желающей закусить внучатами.

Если же в сказке все заканчивается поцелуем – то у вас в руках вариант не Перро, а так же хорошо известных братьев Гримм.

На этом начинаются различия во вкусах немецкой и французской кухонь. Например, в версии Гримм после злополучного укола принцессы засыпают и все жители королевства, в то время как у Перро король и королева, как и положено коронованным особам, продолжают бодрствовать, хотя до пробуждения дочери, естественно, так и не доживают.

К тому же целью месье Шарля была своеобразная раскрутка фольклорных сюжетов в среде знати.

Так, в "Спящей красавице" людоедка требует подавать ей мясо детей неизменно "под соусом Роббер"; принц, разбудивший красавицу, замечает, что одета она старомодно; а сама разбуженная красотка обращается к принцу тоном томной капризной дамы.

Кстати, мало кто помнит, что принц у Перро отнюдь не бросился вульгарно целоваться. Обнаружив принцессу, он "приблизился к ней с трепетом и восхищением (а я вот думаю, какое восхищение? она же вся такая пыльная!) и галантно опустился подле нее на колено".

Да и после пробуждения наша героиня и ее кавалер не делали ничего предосудительного, а четыре часа говорили о любви, пока не перебудили весь замок.

Так же каждую сказку Перро, подобно басням, снабжал поэтическими моралями. Правда, эти морали обращены в основном к взрослым читателям – они изящны, игривы, а порой, как говорится, имеют "двойное дно".

Даже там, где героине "Спящей красавицы" самим роком суждено уколоть руку веретеном, Перро не упускает случая пояснить, что это случилось благодаря "некоторому легкомыслию".

Сами же истоки сюжета "Спящей красавицы" теряются в глубинах Средневековья.

Одна из древнейших обработок принадлежит итальянцу Джамбаттисте Базиле, опубликовавшем в 1636 году один из первых сборников сказок "Пентамерон".

Стоит сказать, что этот вариант "Спящей красавицы" ныне звучит не менее скабрезно, нежели россказни Бокаччо. Героиню у Базиле зовут Талия.

Начинается сказка достаточно традиционно – со злого проклятия колдуньи и снотворного укола веретена. Правда, далее с принцессой особо не возятся и помещают в заброшенную лесную избушку.

Спустя время, как и положено, на избушку натыкается охотящийся чужеземный король, но обнаружив спящую красотку, он ведет себя совсем не куртуазно.

По сути, он с точностью последовал известному пошловатому анекдоту ("– А с поцелуем торопиться не будем…"), то есть, попросту изнасиловал ничего не подозревающую принцессу (ах, извините, в сказке написано – "собрал плоды любви") и укатил восвояси.

"Опыленная" красотка тихо забеременела и спустя положенный срок разродилась двойней. Волшебный "наркоз" оказался настолько силен, что она проснулась не от родов, а лишь тогда, когда малыш по ошибке начал сосать ее палец и отравленный кончик веретена выскочил.

А тут и король решил вновь за "плодами любви" наведаться.

Увидев Талию с детьми, он наконец-то влюбился и стал проведывать их чаще. А так как наш герой был мужчиной женатым, то его жена в лучших традициях жанра, заподозрив измену, поймала любовницу и приказала из детишек сделать котлетки для непутевого муженька, а Талию бросить в огонь.

Далее - полный катарсис. Повар детишек пожалел, ягненка подсунул, а вместо Талии на медленном огне спалили злобную законную супружницу.

Теперь становится ясно, насколько "облагородил" сказку Шарль Перро. И образ вечно юной девы, прекрасной даже паутине летаргического сна, оказался настолько привлекательным, что прижился в литературе в разных обличьях.

P.S. Забавная мораль: "Некоторым всегда везет – даже когда они спят".